Астраханская линия. Описание станций и их окрестностей

Джаныбек

Станция расположена на 161 версте от станции Красный Кут, в пределах Киргизской Букеевской орды.

До проведения Астраханской линии район станции представлял безлюдную степь. Теперь при станции посёлок, в котором более 250 дворов, свыше десятка магазинов, с годовым оборотом до 200000 рублей, две паровые мельницы, два кожевенных завода, базар, церковь и школа. В скором времени (как думали в 1913 году) этому поселку предполагается дать городское устройство.

Если удивляются, что в Америке, вырастают города среди бывших пустынь, то должно быть не менее удивительным, что здесь, в этом крае, которому уже дали название "края без будущего", возник в какие-нибудь четыре года такой крупный населенный и торгово-промышленный пункт.

В окрестностях станции много курганов, но самый известный из них (в 15 верстах к северу от станции и в 2 верстах от полотна дороги), курган, носящий имя Джаныбека – могущественного хана Золотой Орды. При этом хане находилась в наиболее цветущем состоянии столица Золотой Орды – Сарай. В это время Золотая Орда была сильна внутри и грозна извне, тогда через земли её лежал "индийский путь" в Европу, а порядок и благоустройство обеспечивали безопасность торговых караванов. Тогда Сарай знаком был Западу и славился на Востоке. Торговля в нём кипела.

Разноцветные поливные чашки
Разноцветные поливные чашки найденые при раскопках на месте Сарая

Знаменитый африканский путешественник Ибн-Батута посещал Сарай лично в сороковых годах XIV века, и в описании путешествий своих оставил нам следующие драгоценные строки:

"Город Сарай один из красивейших городов, достигший чрезвычайной величины, на ровной земле, переполненный людьми, с красивыми базарами и широкими улицами. Однажды мы поехали верхом с одним из старейшин его, намереваясь объехать его кругом и узнать объём его. Жили мы в одном конце его и выехали оттуда утром, а доехали до другого конца его только после полудня, совершили там молитву полуденную, поели и добрались до нашего жилища не раньше как при закате. Однажды мы прошли его в ширину; пошли и вернулись через полдня, и все это сплошной ряд домов, где нет ни пустопорожних мест, ни садов. В нем 13 мечетей для соборной службы; одна из них шафийская. Кроме того, ещё чрезвычайно много других мечетей. В нём живут разные народы, как-то монголы – это настоящие жители страны и владыки её; некоторые из них мусульмане; асы, которые мусульмане; кипчаки; черкессы; русские и византийцы, которые христиане. Каждый народ живет в своем участке отдельно; там и базары. Купцы же и чужеземцы из обоих Ираков, из Египта, Сирии и других мест живут в особом участке, где стена ограждает имущество купцов. Тамошний дворец султана называется Алтунташ. Алтун пишется через а, л, тун и значит золото, а таш пишется через та и ш, и значит голова."

Другой мусульманский писатель Ибнарабшах говорит, что в Сарае оказывалось покровительство науке и что при содействии ученых "Сарай сделался средоточием науки и рудником благодатей, и в короткое время в нём набралась (такая) добрая и здоровая доля ученых и знаменитостей, словесников и искусников, да всяких людей заслуженных, какой подобная не набиралась ни в многолюдных частях Египта, ни в деревнях его." Между построением Сарая и разрушением тамошних мест прошло 63 года. Это был один из величайших городов по положению своему и населенным по количеству народа.

Благосостоянием своим Сарай, нет сомнения, обязан был не столько выгодам географического положения своего, сколько политическому значению; поэтому цветущий, пока сильна была Орда, он должен был и упадать вместе с ослаблением её от междоусобий внутренних и от усиления соседей извне. Россия мало-помалу начинала прекращать присылку ко двору, омытых Кровавым потом даней и даров своих; не из чего, да и некогда было бессильным ханам, ежегодно сменявшимся, украшать столицу свою новыми зданиями или поддерживать даже великолепие предков. Не наслаждаясь более прежним спокойствием и безопасностью, плодами беспрекословного повиновения одной прочно утвержденной власти, столице ордынской приходилось, напротив, из года на год чаще быть свидетельницею и жертвою столкновения в стенах её честолюбий домашних, а потом испытывать и от внешних врагов участь умирающего льва.

Поливной расписной кувшин
Поливной расписной кувшин, найденный при раскопках на месте Сарая

Русские, давно ли ещё с трепетом говорившие: "близ царя близ смерти", эти самые русские, к концу XIV века одушевились до того, что стали даже налагать руку, хотя и украдкою, на самое сердце владений этих смертоносных царей. Ростовская летопись сказывает, что в 1374 и 1375 годах, "ушкуйники новгородские поидоша в наседах (по Волге) к Сараю, гостей христиан грабяще, а Бесермен грабяще и убивающе."

Вскоре затем владения ханов испытали при Тохтамыше грозу Тамерланова нашествия. В 1395 году полчища его, по взятии Астрахани, "двинулись к Сараю, зажгли его, обратили в пепел, а жителей, выведя из города, погнали перед собою как стадо баранов" Так выражается знаменитый историк Тамерланов Шереф-ед-Дин, и нет сомнения, что слова эти не были гиперболою в устах его, что месть грозного завоевателя, разразившаяся над Сараем, не изменила в этом случай обычному ей характеру разрушительности.

Жизненность существования орды однако не была окончательно истощена этим пронесшимся над нею кровавым и огненным ураганом; так и столица её была разграблена, испепелена пожаром, лишилась огромного количества жителей, но не истреблена в конец и через нисколько времени должно быть оправилась и ожила снова, хотя далеко не в прежнем виде. Не Тамерлану суждено было нанести ей смертельный удар, и не тогда пробил последний её час. Целый век еще оставалось Сараю влачить свое жалкое существование, и пасть ему, вместе с Ордою, предопределено было от меча русских.

В 1472 году, по сказанию наших летописей, приплыли Вятчане к Сараю Волгою и, слыша, что хан кочует в 50 верстах оттуда, взяли Сарай врасплох, захватили все товары, попленили, между прочим, нисколько княгинь, и с добычею своею, несмотря на сопротивление татар, ушли назад по здоровому. Этот удалой набег смелых новгородских выходцев был как бы предвестником окончательного падения Сарая.

Через восемь лет после того, в 1480 году, пока хан Ахмат, собрав последние силы Орды, стоял с огромною ратью на берегах Угры, грозя России новым страшным опустошением, оставленный им без защиты Сарай, был взят и разграблен посланным от Иоанна III воеводою Ноздроватым и цесаревичем крымским Нур-Девлетом. Это положило конец политическому и торговому значению Сарая, хотя, может быть, и после этого ещё оставались здесь какие-либо остатки прежнего населения.

Одновременно с падением и опустошением Сарая, несколько ранее или несколько позже того, пришли в упадок и опустели также многие другие города Золото-Ордынского Ханства. Всё побережье Волги и Ахтубы, от Астрахани до Саратова, покрылось развалинами. Три или четыре века, пролетевшие с тех пор, придавили к земле высокие дворцы, мечети и караван-сараи, обратили дома в кучи мусора, и всё пространство былого житья зарастили травою и бурьяном. Что могло ещё противостоять напору времени и сохраниться более или менее до наших пор, то уничтожалось постоянно потребностью домостроительства и корыстолюбивою кладоискательностью позднейших обитателей края. Из развалин татарских воздвигались стены, церкви, казармы, частные дома, в возникших на них или близ них новых городах русских. Теперь изгладились, вероятно, и самые следы некоторых городищ. Вопрос о том, где именно находился Сараи, занимал многих исследователей.

Карамзин в своей Истории указывает, что Сарай был там, где ныне Селитряный городок, ссылаясь в своих примечаниях на книгу Большого Чертежа (стр. 223), на Путешествие Палласа и на Никоновскую летопись (т. VII, стр. 210).

Исследователи, которые занимались этим вопросом после Карамзина, по большей части склонялись на его сторону. Рыбушкин находит Сарай также в развалинах Селитряного городка. Леопольдов в «Историко-статистическом описании Заволжского края», изданном в 1839 году в «Материалах для Статистики Российской Империи» за этот год, полагает, что были два Сарая: старый, основанный задолго до Батыя, находился около Царёва, а новый, построенный Батыем – на месте Селитряного городка. Ф. МюллерDer Ugrische Volksstamm», Berl. 1837 год) говорит тоже, что обе местности носили название Сарая, служа попеременно, быть может, пребыванием двора, так как это явление обыденное на Востоке. Это мнение подтверждает Г.С. Саблуков.Очерки внутреннего состояния Кипчакского Царства»). Д.Θ. КобекоК вопросу о местоположении Сарая» запис. В.О.И.Р. Арх. О-ва, т. IV, стр. 267-277) доказывает, что у села Селитряного находился Ак-Сарай – первоначальная столица Орды до хана Джаныбека, а у нынешнего Царёва был новый Сарай, ставший столицей при Джаныбеке.

Золотая чаша
Золотая чаша весом 1 ф. 87 зол., найденая при раскопках на месте Сарая

Что действительно около половины XV столетия были известны два Сарая на Ахтубе, в значительном расстоянии один от другого, видно из карты Венецианца Фра Мавро. Город, отмеченный в ней около устья этого рукава Волги, назван просто Сарай; другой же, около места, где тот же рукав отделяется от главной реки, для различения от первого города, означается уже не туземным его названием Нового Сарая, но русским его прозвищем "Большого" или "Великого", "Saray Grando".

Исследования же Иакова, епископа Саратовского ("о местности Сарая"), ориенталистов В.В. Григорьевао местности Сарая, столицы Золотой Орды») и Френа («Монеты Ханов Улуса Джучиева») – приходят к совершенно иному выводу. Все эти три последние исследования доказывают, что развалины Сарая находились около города Царёва. В согласии с этим мнением находится следующее показание книги «Большой Чертёж»: "А на луговой стране (Волги), ниже Царицына града, из Волги потекла река Ахтуба. А по Ахтубе, на 90 верст от Царицына, Золотая-Орда, мечети татарские каменные. А ниже Золотой Орды 50 верст на Волге Кривая Лука. А против Золотой Орды, от Ахтубы 100 верст, пески Нарымские; вдоль песков 300 верст. А меж тех песков растет трава, и кладязи (клады) многие".

Развалины в окрестностях города Царева поражают обширностью. Ими покрыто пространство вокруг города на расстоянии 20 верст. Между этими развалинами тянутся каналы искусственного происхождения, и искусственные озера, и водоемы различной величины. Из озера, называемого ныне Сахарным, выведены были водопроводные трубы, сохранившиеся до сих пор. В развалинах находили позолоченные мраморные колонны, балюстрады, карнизы, косяки с разными изображениями, полумраморные (гранит с мрамором) плиты, служившая для настилки полов. При раскопках, произведенных здесь А. Терещенко в 1843-49 годах, найдена масса золотых, серебряных и медных монет: татарских, турецких и индийских с 1310 года, сосуд из чистого золота в 1 фунт 87 золотников, серебряное блюдо, кольца, серьги, кувшины, медные кресты, мраморные доски с изображением креста и многих других предметов.








Copyright © 2000-2011 Василий Зимин. Все ваши впечатления, предложения и пожелания принимаются
Все представленные на сайте материалы не могут быть использованы для публикации на других страницах сети Internet, в СМИ, печатных изданиях любого рода без получения разрешения автора. Для получения разрешения обращайтесь по электронной почте.